faina: (goat)
Две моих коллеги отправляются в Москву - в командировку, но работа начинается в понедельник, прилетают они в субботу вечером и целое воскресенье свободное. Хотят посмотреть город, но с чего начать не знают. Девушки - стопроцентные американки, одна из них будет за границей американских соединенных впервые в жизни, язык, естественно, только английский, слышали про "ред сквер", и на этом все. Поскребя в затылке, я сообразила, что мои московско-туристские знания находятся едва ли не на том же уровне.
Посоветуйте что-нибудь, пожалуйста. Оптимально, наверное, какой-нибудь однодневный англоязычный тур, только проверенный, хороший и чтобы цена не заоблачная. Может, в каком-нибудь сообществе спросить? ru-travel, кажется, не про то, где еще?
Спасибо заранее.
Да, командировка в начале мая, скоро уже.
faina: (Default)
надо протянуть неделю, потом - может быть - передышка. только бы ничего не сломалось...
повод смехотворный, причины? насрать мне на причины. что-то копится - доооооолго. потом рвется.
не столько больно, сколько противно.
faina: (Default)

Будьте люди счастливы

Posted via LiveJournal app for iPhone.

faina: (Default)
я хочу выжить. поэтому пишу.
faina: (Default)
надо же - десять дней относительного спокойствия. наш вулканчик накопил силенок. мне урок, и неважно что студент тупой. повторяйте дети хором: все хорошо только до тех пор, пока все хорошо. малейшая зацепка тащит за собой лавину. или не забывай об этом никогда, или принимай меры.
faina: (Default)
Дерьмо

Плохо

Apr. 10th, 2012 01:21 pm
faina: (Default)
Вернулось проклятое и забытое. Тогда, много лет назад, впереди были перемены и потрясения, они сгладили, вылечили, изменили. Сейчас впереди ничего, только надежда, что это был случайный всплеск, и больше не повторится. Для этой надежды ни единого разумного основания. Выхода два: рвать и терпеть. И то, и другое почти невозможно. Тупик.
faina: (Default)
Не для того, для чего предполагалось, правда.
Явки провалены, уходим на запасные.
Подзамочных записей здесь не будет, мироздание не зафрендишь, все открыто.
Френдов не будет тоже.
Для случайно забредших: подумайте три раза, прежде чем что-то писать, здесь все очень личное и очень шифрованное.
faina: (monkey)
[Error: unknown template qotd]In watermelon sugar the deeds were done and done again as my life is done in watermelon sugar.
faina: (Default)
A. прилетает в Пулково, где его встречает B.
У А в кармане телефон с условным американским номером (333)555-4477.
У В - питерский телефон с тоже условным номером (921)111-22-33.

Вопрос1: какие точно цифры должен набрать на своем телефоне A, чтобы дозвониться до B?
Вопрос2: какие точно цифры должен набрать на своем телефоне B, чтобы дозвониться до A?

Понимаю, что вопросы глупые, и если бы я была A, то как-нибудь на месте разобралась бы, но A - не я, и мне нужно дать обеим сторонам как можно более четкие инструкции, чтобы они не потерялись, если не получится встретиться без созвона. Как звонить B. из Америки, я знаю - +7 (921)111-22-33. Эта же комбинация прекрасно работала, когда А и B находились на нейтральной европейской территории. А из Пулково?

Спасиб заранее.
faina: (Default)
а там посмотрим
faina: (Default)
Юная питерская дева находится сейчас в городе Хайфе (или в Технионе - насколько я помню, это близко, но не одно и то же), учится на врача, а в свободное время жутко скучает и плачется родителям в скайп про то, как ей одиноко. Программа только началась, и тосковать ей еще год, если кто-нибудь не спасет. Родители - люди не очень онлайновые, из израильского общения могут предложить только дальних и скучных родственников.
22 года, умница-красавица, только немного стеснительная. У меня есть ее телефон, и мне разрешено дать его правильным людям. Сама дева, скорее всего, никому звонить-писать не будет - постесняется.
Может, есть какое-нибудь комьюнити на эту тему? Только опять же сама она туда писать постесняется, наверное. Тот случай, когда надо хватать за шкирку, а некому. Слишком домашний ребенок.
Что скажете?
faina: (Default)
Уже на озоне

Книга претендует на звание одной из самых недооцененных, и если бы такие конкурсы проводились, ей по праву полагалась бы премия.
Написана немолодым и не очень известным автором в 1997 году; номинировалась на Хьюго, но премию не получила; вроде бы не переводилась ни на какие языки; на родине, впрочем, переиздавалась несколько раз, но буз шума. В основе повествования - история, реально происходившая в Соединенных Штатах в конце 60-х годов позапрошлого века.
Так да не так. Джейкобс ввел несколько посторонних героев, разбил повествование на короткие самодостаточные главки, добавил самую малость фэнтези (абсурда там и без того было достаточно), временных бросков, изложил все это языком комедийных скетчей, не поленившись отточить каждое слово, в результате чего из текста поперла такая метафизика, такая палитра смыслов, что остается только разводить руками и вопрошать мироздание, как такое может быть.
Тема исполинов. Больших людей и больших поступков. Если афера, то такая, от которой содрогнется мир. Если грех, то пусть он будет не просто святотавством, а плевком в лицо самому Богу. Если проигрывать, то все до последней нитки. Обманывать - так себя самого. Ваять - так исполинов. История Пигмалиона. Голема. Ветхозаветных героев в полный рост.
Кажется, я забыла упомянуть, что все это вдобавок смешно и местами очень трогательно.



faina: (Default)
http://www.ozon.ru/context/detail/id/4136060/

Ну вот, значитца вышла.
Книга прекрасна, как всегда бывают прекрасны первые книги хороших писателей. Когда ничего не бережется на потом или для следующих замыслов, а вываливается кучей и выскребается до самого дна из головы, сердца и легких. Результат - крышесносительный драйв, которого по дефолту не бывает слишком много.
Отрывков я постила столько, что, наверное, уже всем надоела. Читайте целиком, не пожалеете.
Своего волка Гаррисон, похоже, ищет до сих пор.
faina: (Default)
Всегда считал, что в армию нужно призывать мужчин от пятидесяти и старше. Дайте молодым пожить, почувствовать вкус вещей, прежде чем где-нибудь в Азии им отстрелят жопу. И обязательно призывать не меньше четверти Конгресса. Пускай тянут соломинки, кому на передовую. Подозреваю, после этого они слегка подумают, прежде чем голосовать за новую войну. Если у пятидесятилетнего мужика хватает сил на восемнадцать лунок для гольфа, он всяко способен нажать слабым пальцем на курок, а его толстые ноги как-нибудь да пройдут через болота. Надо написать на эту тему письмо позаковыристее. И никаких исключений. Даже для президентов торговых палат всех этих захудалых городков. Патриотический угар спадет только так, спорим? Раз им так охота помахать флагом, пусть машут там, где это что-то значит – перед носом врага. А сколько будет воплей и воя – я же маклер, или химик, или зубной врач, вот только что руки изо рта вытащил. Именно так. Дайте молодым возможность есть, пить, любить, ебаться, путешествовать и рожать детей. Плохо будут воевать, мы пришлем еще толстопузов.

Джим Гаррисон. Волк.
faina: (carroll)
Union Station, а по-простому вокзал - вторая опорная точка Лодо. Мы пойдем к ней по 17-й улице, которую в здешних медиа иногда называют денверской Уолл-стрит - типа по-деловому тут все очень. Но не от самого Бродвея: во-первых, очень жарко, а во-вторых, все самое интересное на том отрезке мы уже видели. Пойдем от нашей конторы на северо-запад.
До Лаример улица действительно имеет слегка деловой вид, вот в доказательство пара офисных двориков:
Один )

 
После Лаример все меняется - мы в Лодо.
См. )
Цель нашего путешествия уже видна - нечто серое у нижней кромки кадра. Впрочем, Union Station прекрасно просматривается с самого Бродвея, в этом и есть изюм. 

По пути взглянем на два здания.
Market Building:
См. )

И Barth Hotel
См. )
Сейчас отели растут, как грибы, вокруг аэропортов и вдоль хайвеев. Сто с лишним лет назад то же самое творилось вокруг вокзалов. Некоторые живы до сих пор. Вот еще один:
Oxford Hotel
См. )
Самый старый отель в городе(1891), строил все тот же масон Фрэнк Эдбрук - узнаваемо, его детища не близнецы, но братья.

Вокзал с этого места виден совсем хорошо:
См. )

Но к нему мы подойдем потом, а пока обернемся и порсмотрим на Millenium Building
См. )
Построен, как легко догадаться, в 1999-м к миллениуму. Ничего не ломали - на этом месте была гнусного вида парковка. Домик не маскируется под старину ни цветом, ни фасоном, и тем не менее вписан очень аккуратно, мне нравится.

А теперь пройдем еще полквартала и посмотрим на небольшое здание, выделяющееся из окрестного кирпича своей белокаменностью:
См. )
И подойдем поближе. Галерея современного российского искусства - прошу любить и не обижать. Внутрь меня не пустили, галерейщики открывают свое заведение только в час дня, пришлось ограничиться витринами. Современность этого искусства вызывает большие сомнения - судите сами, под катом три картинки.
См. )
Сплошной Лукич, слегка разбавленный Мальборо-Малевичем.

Ну и наконец Union Station. Вид с улицы Уайнкоп, для разнообразия слегка сбоку.
См. )
История такова. Когда во второй половине позапрошлого века в Америке начался железнодорожный бум, Денвер обошли стороной - главная магистраль с запада на восток прошла севернее, через Шайен. Обычно это означало приговор, народ из таких неохваченных прогрессом поселений очень быстро сваливал туда, где есть поезда и работа, а города превращались в призраки. Отцов-основателей такая судьба не устраивала, и они исключительно городскими силами протянули ветку до главной магистрали. Строить пришлось не так уж мало, до нынешнего 80-го хайвея. Таким образом Денвер приобщился  транспорту и техническому прогрессу, а ветку, чтобы не пропадало добро, потихоньку потянули на юг, получилась дорога Рио-Гранде. Вокзал начали строить в 1881 году, много раз перестраивали, и в таком как сейчас виде он появился в 1914-м. Вполне действующий, поезда ходят и кто-то на них даже ездит.

Напоследок повернемся направо и посмотрим на ледяной дом.
См. )
Всего-навсего склад-холодильник. Бывший. Надписи на домах, как я уже говорила, в Лодо культивируются. В сорокоградусную, как сейчас, жару это выглядит форменным издевательством.
faina: (carroll)
Площадь Лаример опять-таки никакая не площадь, площадей в нашем понимании в Денвере нет вообще - разве что Civic Center, но тогда это тоже не площадь, а парк, раз газоны и деревья. А так все больше улицы, кварталы и перекрестки. То же с Лаример: это часть одноименной улицы между пересекающими ее четырнадцатой и пятнадцатой. Но место примечательное - город начинался отсюда.

Что логично, ибо города выходят из воды. Много ли известно населенных пунктов, в которых не было бы моря, бухты, озера, на крайняк большой реки? Один я знаю  - Денвер, и в этом, между прочим, его ущербность - ни тебе променадов, ни набережных, ни просто кривых линий, которые могли бы внести милый сердцу диссонанс в квадратно-гнездовую топологию. Ничего не поделаешь, в этих долготах проходит водораздел американского континента, реки начинаются здесь, а большой водой становятся, когда подходят к океану, все равно к какому. Совсем без воды, однако нельзя, и на безрыбье соошел за воду Вишневый ручей в месте своего впадения в реку Южный Платт (South Platte River) - та еще река, тоже больше на ручей похожа.

Вы сперва посмотрите, как выглядит городская колыбель сейчас, а я потом расскажу, откуда она взялась. 
См. )
Это со стороны Пятнадцатой улицы. Только не спрашивайте меня, зачем тут тряпки с птичками. Иногда вместо них болтается какая-нибудь условно-полезная информация, но сейчас вот это.
 
А дело было в 1858 году, в разгар золотой лихорадки, когда народ очень надеялся найти в Колорадо много-много золота. Надежды почти оправдались - золото нашлось, только мало. Зато много было экспедиций, одиночек-золотоискателей, и наступила для них пора обрастать инфраструктурой. Место хорошее - вода - а то, что по каким-то уложениям земля принадлежала индейцам Арапахо, мало кого волновало. К Вишневому ручью почти одновременно прибыли две экспедиции - одной командовал Грин Рассел, другой - легендарная в здешних краях личность Уильям МакГаа. Драки не было, обе группы мирно разошлись по разным берегам ручья, первое поселение назвали Аурария, а второе - Сент-Чарльз. После чего обе команды отправили гонцов в Канзас регистрировать свои поселки - таков был порядок. С одним уточнением - вторая экспедиция отправилась в Канзас практически в полном составе, мало их было. И тут буквально через два дня после их отбытия на берег ручья заявился со своей бригадой известный земельный спекулянт и самопровозглашенный генерал Уильям Лаример. Место ему тоже понравилось; оставив там своих людей, он тоже отправился в Канзас, обогнал обе предыдущие экспедиции и заявил тогдашнему губернатору канзасских территорий, что намерен основать город и наречь его именем господина губернатора - Денвер. Вот так все и вышло. Аурария как самостоятельное поселение просуществовала несколько лет до того исторического вечера, когда, посидев в салуне, отцы-основатели ударили по рукам и сказали: ладно, пускай будет один Денвер. Грин Рассел выторговал себе за это право назвать некоторое количество улиц в честь своих родственников и любовниц. Так они до сих пор и зовутся. Когда город немного разросся, Генерал Лаример баллотировался на первых выборах в мэры, провалился, обиделся, уехал в Канзас и больше в Денвере не показывался. А улица осталась.

Под катом очень маленькая картинка этого места в старые времена. Больше не нашлось.
См. )
Судя по всему, это уже лет через 10-20 после начала Денверской истории. Первые постройки были деревянные, пока в 1863 году все нафиг не сгорело.

Этот колокол - все, что осталось от первого денверского таун-холла на берегу ручья.
См. )
Таун-холл работал таун-холлом до начала прошлого века, потом градоначальство переехало в здание получше, а сама коробка переходила из рук в руки до тех пор, пока в 1936 году ее не снесли и на ее месте не устроили парковку. Умники.

Дальше все развивалось по обычному сценарию: город рос, а колыбель ветшала. К середине ХХ века здесь были форменные трущобы, что, собственно, и позволило Лаример-стрит отметиться в мировой литературе. На этой улице прошло хулиганское детство всеобщего бит-любимца Нила Кассиди, и на эту улицу впервые ступила нога Керуака, когда попутка наконец-то привезла его в вожделенный Денвер. С бит-местами в Денвере вообще любопытно. Описываются они чаще всего так: встаньте туда-то и повернитесь сюда-то. Видите на том углу здание такого-то банка? А вот раньше там стоял кабак, в котором квасил Керуак сотоварищи. Но кое-что сохранилось. Дойдет очередь - посмотрим.

 В конце 1960-х Лаример предполагалось снести подчистую и построить на его месте что-нибудь высокое и длинное - практика в те времена очень распространенная. Так бы и сделали, если бы в нужное время в нужном месте не появилась Dana Crawford, которую такая перспектива совершенно не радовала. В созданный ею комитет вошли влиятельные и не очень городские граждане, но эти люди не стали устраивать пикеты и перегораживать улицы. Вместо этого они обошли все денверские банки и инвестиционные фонды и убедили их владельцев вложить деньги в реставрацию Лаример-сквер, а не в разрушение. В результате на стол начальству лег готовый проект с готовым финансированием, отмахнуться от которого было сложно. Если деньги крутят мир, то иногда все же можно заставить их крутить его в правильную сторону. 

Сейчас здесь бутики/рестораны/галереи - может, чересчур лакировано, но все равно неплохо. Дальше будут картинки.

Общий вид квартала со стороны Четырнадцатой улицы.
См. )

На углу Lincoln Hall:
См. )
Когда-то на этом месте стоял Apollo Hall - чуть ли не первое здание в городе. Там под одной крышей сосуществовали салун, кабаре и городская управа. И там подписывались бумаги о слиянии Аурарии и Денвера.

Это Granite Building на противоположной стороне квартала.
См. )
 Сейчас там на первом этаже театр комедии.

Просто дворик:
См. )

Просто львы:
См. )

Просто часы:
См. )

Еще Лаример-Сквер иногда перегораживают и устраивают всякие мероприятия. Три недели назад, например, тут были рисунки на асфальте.
faina: (carroll)
До конца Шестнадцатой и вообще даунтауна осталось всего четыре квартала.

В первом пасутся плоские бизоны:
См. )Дерево на заднем плане померло - обидно, но типично. Деревья в этом климате сами по себе не растут, их надо поливать, оберегать, холить и лелеять. Потому что прерия.

Теперь дом без названия, что вообще-то большая редкость, на углу 16-й и Маркет-стрит. Да, Маркет-стрит в Денвере тоже есть, как у больших.
См. )Новье 2001 года, слегка стилизованное под 19-й век. Вешки в ЛоДо строить нельзя, поскольку оно исторический центр. В доме нижние этажи - офисы, а наверху жилье. Если присмотреться, видно, что там не окна, а просто дырки, настоящие стены и окна глубже.

Напртив вторая на 16-й улице автобусная станция.
См. )Не так, чтобы очень выразительно, но это лишь верхушка, вся функциональная часть находится под землей.
См. )Такая вот плющовая пещера. Не успела я ее сфотографировать, как меня схватили за шиворот два хмыря в штатском и, бренча шерифскими бляхами, принялись пытать, за каким хреном мне понадобились стратегические автобусы. Ответ "ну, во-первых, это красиво" их почему-то не удовлетворял. Потом все же отвалили, но было нервно. Теперь, пока не пройдет конвент, похоже, вообще жизни не будет.

Следующая остановка  - угол 16-й и Блэйк. Sugar Building, сахарный домик.
См. )Первые четыре этажа 1906 года рождения, верхние два - 1912-го. Бывшая штаб-квартира сахарной компании, как можно догадаться. Напртив него, чуть дальше по 16-й вовсю строят нечто под названием Sugar-Cubed Building, чтобы всем было сладко.

А это с другой стороны, наискосок и через квартал от сахарного. Harting Building.
См. )Надписи на домах в ЛоДо всячески культивируются. Иногда их малюют ярче, иногда бледнее, чтобы выгляделло, как будто они остались с давних времен. Многие и вправду остались.

И последняя остановка - книжный магазин на углу 16-й и Уинкупа. Tattered Cover - рваная обложка.
См. )Место отличное, сан-франциский Сити-Лайт не то, чтобы отдыхает, просто мы его любим не за это. А здесь четыре с половиной этажа, набитые книгами. Они там как бы в беспорядке разбросаны, хотя на самом деле порядок блюдется еще какой. Между стелажами столики-стульчики, кресла-диванчики, читай, хоть зачитайся. Если не хватает сидячих мест - можно устраиваться прямо на полу, там тоже мягко. Магазинов три в городе, но главный этот. Живут и не закрываются, несмотря на интернет-экспансию, во многом благодаря культурной программе - всякие разные встречи с писателями устраиваются чуть ли не каждый день. Ну и атмосфера само собой, кофе, ненавязчивая реклама, на полках с худлом короткие аннотации, иногда с пометками "рекомендуем". Рекомендуют они правильные вещи, можете мне поверить. Рулит драной обложкой с 1974 года Joyce Meskis. Во время истории с "Сатанинскими стихами" имел место грубый шантаж с требованием убрать их из книжных магазинов. Барнс-Шнобель, по слухам, лег, а Джойс сказала: ни за фто ).
Page generated Sep. 23rd, 2017 09:09 am
Powered by Dreamwidth Studios